В этом разделе публикуются тексты студентов института о текущих событиях в искусстве.

Проекты

17.01.2014

Ночь в музее: спецпроект «Третьяковка Pop-Up»

18-19 мая 2013 в рамках акции «Ночь в музее» в Третьяковской галерее на Крымском валу прошла выставка работ студентов Института в рамках спецпроект «Третьяковка Pop-Up». Под руководством преподавателей Анатолия Осмоловского, Дмитрия Гутова и Константина Бохорова они представили объекты-комментарии к шедеврам русского искусства, разместив их непосредственно перед произведениями в залах искусства ХХ века на четвертом этаже.



Лета Добровольская, «Знак»

Лета Добровольская переводит самый знаменитый образ К.Малевича «Черный квадрат» в область эстетики дорожных знаков. Действительно, лаконизм и визуальная определенность «Черного квадрата» чем-то напоминают дорожные знаки. Однако если у дорожных знаков есть однозначный, закрепленный в ПДД смысл, то в работе Добровольской этот смысл может угадываться чисто интуитивно. Кажется, что наиболее верное его прочтение близко к дорожному знаку «Стоп». Так «Черный квадрат» подтверждает свой статус «последнего», «окончательного» произведения искусства, своего рода знака «Стоп» для искусства.

 

 

Марьяна Карышева, «Blow-up/Фотоувеличение»

Хорошие картины обладают несколькими уровнями прочтения. Обычно, для поверхностного взгляда, доступен только первый уровень - главный образ, чье значение часто раскрывается благодаря образам второго плана. Марьяна Карышева выявляет эти образы, увеличивает их для того, чтобы зрителю стало доступно все богатство послания, заложенного в картину художником.

Выбраны фрагменты фигуративных полотен, где на втором плане одна или несколько фигур образуют сюжет.
1. Филонов Павел Николаевич. Композиция. Корабли. 1913–1915 (зал 9)
2. Лучишкин Сергей Алексеевич. Шар улетел. 1926 (зал 16)
3. Пименов Юрий (Георгий) Иванович. Новая Москва. 1937 (зал 16)
4. Петров-Водкин Кузьма Сергеевич. 1918 год в Петрограде. 1920 (зал 13)



Никита Спиридонов, «1984»

Никита Спиридонов выставляет цифры «1984», сделанные в эстетике конструктивизма, напротив реконструкции рабочего клуба известного художника конструктивиста Родченко. Эти цифры не что иное, как название романа антиутопии Оруэлла, посвященного тоталитарному будущему. Действительно, конструктивистская эстетика, без сомнения, была новым словом в искусстве, но представить ее в качестве нашего бытового окружения очень затруднительно. Идеи унификации, предельной функциональности, визуального аскетизма создают довольно гнетущее впечатление, напрямую вызывая ассоциации с антиутопическим романом Оруэлла.



Тимур Хакимов, «Разыскиваются настоящие революционеры»

Работа «Разыскиваются настоящие революционеры» является парафразом сюжета картины Климента Редько «Восстание». Картина Редько считается своего рода неоиконой, в которой художник, повторяя канон «Неопалимой купины», поместил в центре холста Ленина в нимбе. Редько приравнивает вождей большевистской революции почти что к православным святым. 

Работа представляет собой стенд с фотографиями революционеров, взятых с картины Редько. Использованы их доступные фотографии молодого возраста, то есть того времени, когда они были вне закона и вне государственной канонизации. Так образы Редько возвращаются как бы назад, в конфликтную социальность дореволюционной России, где революционеры были не «святыми», а обычными государственными преступниками. Но в работе есть и переносный смысл, отсылающий к современному моменту: на стенде, где «разыскиваются настоящие революционеры», подразумевается появление новых лиц и имен, ставших в последнее время поводом для судебных разбирательств и сенсационных журналистских разоблачений.

 

 

 Александр Плюснин, «Вечность безвременна»

Работа Александра Плюснина представляет собой изображения подборки различных ножей, экспонированных перед поздней работой классика авангарда В.Татлина. В картине Татлина мы видим нож, воткнутый в кусок мяса. В данном комментарии к работе Татлина самым важным является проблема выбора. Плюснин, представляя изображения различных ножей, как бы спрашивает: а насколько выверено было это возвращение к традиционному реалистическому изображению? Не было ли это возвращение результатом принуждения сталинской России тридцатых годов?



 Наталия Безрукова и Никита Спиридонов, «Конец прекрасной эпохи»

Эта работа-комментарий представляет собой разбитый телевизор перед картиной И.Бродского «В.И.Ленин в Смольном». В советском искусствознании эпоха авангарда интерпретировалась как эпоха «погасшего телевизора», который уже не передает никаких сигналов внешнего мира. Соответственно живопись социалистического реализма понималась как действенная альтернатива этому затмению. Выставляя разбитый телевизор, художники саркастически указывают на утопичность социалистического реализма, проект которого потерпел сокрушительное поражение.



 Ильмира Болотян, «Упражнение»

Работа Ильмиры Болотян воспроизводит вопросы, составленные авторами советского школьного учебника. Советское образование учило школьников понимать картины как фрагмент какой-то истории, концентрируя внимание на содержании картины, а не на ее художественных достоинствах. Картина «Опять двойка» - классический пример подобного подхода. Болотян воспроизводит эти вопросы на холсте, создавая таким способом произведение концептуального искусства, где доминирующую роль часто играет текст, заменяющий собой изображение. Так подчеркивается не вполне очевидная связь между искусством соцреализма и концептуализмом. Если для соцреализма история, рассказ - это результат свободной игры ума зрителя, то для концептуализма - это буквальное, почти что формалистское воплощение.



Иван Новиков, «На стороне реализма»

За моделью скульптуры Мухиной художник Иван Новиков выстроил домик художника-бомжа. Этот объект можно увидеть, только войдя в зал. С фасада перед входом мы наблюдаем типичный помпезный сталинский социалистический реализм. Художник Иван Новиков своим внедрением в экспозицию показывает реальное состояние общества того времени, где за всеобщим народным счастьем «бесклассового» общества скрывались «скелеты в шкафу»: неустроенность обыденной жизни, лагеря, принудительные поселения за полярным кругом.



Ирина Петракова, «Ограда»

Работа представляет собой объект - фрагмент недостающего ограждения, который по непонятной нам причине не изобразил художник на картине. Материальное воплощение этой недостающей ограды «достраивает» произведение социалистического реализма, переводя его из жанра картины в современный жанр инсталляции. Работа имеет и другой - политический смысл. Это не только выпавший кусок ограды, но и образ преграды на пути к самому святому для советского человека тех времен - образу вождя.



Дуня Кулакова, «Возможность традиций»

Современные работы Дуни Кулаковой, созданные в стилистике классического советского авангарда, являются не просто стилизацией, а тестом для зрителя, экзаменующим известное обывательское мнение «что так может сделать каждый». Действительно, возможно ли повторить без видимых различий эстетику классического авангарда? Или каждый художник остается заложником своего времени, отражая его в свойственных только ему формах?